На службе милосердию

В нашем храме существует традиция: идя в воскресенье на литургию, каждый прихожанин берет с собой из дому или покупает по дороге яблоко, грушу или банан и складывает это все в большую корзину, стоящую прямо при входе. Иногда приносят вафли, печенье, шоколад. Это наше приношение для тех, кого сейчас нет с нами в храме, кто не смог прийти на молитву из-за болезни. Мы верим, что наше литургическое моление о здравии всех и вся, освещает наши приношения и, когда мы их раздаем больным, то люди получают ту маленькую часть благодати, которую и мы получили во время службы. 

После литургии волонтеры храма едут в нашу районную больницу и раздают фрукты больным.

Первое отделение, в которое мы заходим – детское. Там есть палата для так называемых «социальных детей». Это те ребятишки, чьи родители лишены родительских прав, и ребенка, прежде чем перевести в детский дом, выдерживают на карантине 21 день.

Им всегда предназначается большая часть наших фруктов. Ведь некоторые из них совсем не ели их дома. Эти ребята, обычно совершенно здоровые, энергии и озорства у них хоть отбавляй, и они доставляют немало хлопот медперсоналу отделения. Однажды таких мальчишек в палате собралось трое, и один из них спросил:

«А чего Вы такие добрые?»

«А для тебя быть добрым – значит, не таким, как все? – отвечаем мы.

Быть добрым – это и означает быть человеком Добро и человечность – синонимы. Делать добро для нормального человека также естественно, как есть, пить, спать…» Бедные ребятки! Для них добро – редкость. Дай, Бог, этим ребятишкам встретить на своем пути как можно больше хорошего и доброго!

Дальше палаты для новорожденных. Кормящим мамам можно только зеленые яблоки да галеты, которые не дают аллергическую реакцию. Иной раз мамочки отказываются от наших яблок и печенья, и в их грустных глазах мы читаем невыносимую боль и мольбу о своем ребеночке, о том, что ничего этой мамочке сейчас не нужно, да и не хочется, потому, что все ее мысли и желания направлены только на одно – выздоровление малыша!

Иногда, заглянув в палату, видишь, что большие кровати, предназначенные для мам, пустуют, а в детских кроватках-кювезиках лежат груднички-малютки. Это те детишки, которых оставили в роддоме «мамочки-кукушки». Малыши накормлены, запеленованы в казенные чистые пеленочки: медсестры отделения тщательно ухаживают за «отказничками». Наши прихожане частенько передают для них памперсы, пеленки, салфетки и проч., так что у этих малышей есть все необходимое. Нет у них только одного и самого главного – мамы! Но пока они этого не знают и не понимают, а только тихо посапывают в своих прозрачных кроватках.

В детском отделении живет Лиза. Именно живет, с самого рождения, а ей сейчас – 17 лет. Симпатичная, худенькая, кроткая. У нее отдельная палата. Правда, палатой это назвать нельзя, потому что там все как у нас с вами дома: холодильник, микроволновка, электрочайник, телевизор, компьютер. На туалетном столике у Лизы, как у всякой девушки, масса косметики и украшений. Казалось бы, все есть: и кров и кусок хлеба. Ну и что же, что родителей нет! Зато вместо них заботливые и добрые медсестры и врачи! Да и можно ли назвать родителями тех, кто бросил свое дитя-кровинушку? Правда, отец Лизы навещал ее раза три за все это время. На вопрос: хочется ли ей повидаться с родителями, не обидно ли ей, что к другим детям приходят мамы и папы, Лиза отвечает:

«Нет. Привыкла».

Да и взрослая она уже: встречается с молодым человеком. Любят друг-друга, планируют пожениться. А жить будут у его матери, она обещала помогать им. Так рассказывала нам Лиза о своих планах. Мечтаем и мы с ней, хотя дается нам это с очень большим трудом, так  как знаем, что у Лизы тяжелая врожденная патология развития тазобедренных органов и стать мамой она никогда не сможет. Когда мы приходим в ней, мы приносим ей не только фрукты, но и просто всякие разные девичьи «штучки»: бусы, заколки, иногда обновки… Разговариваем, смеемся… А затем, проглотив комок, подступающий к горлу, выходим из ее «дома».

Оставшиеся фрукты мы раздаем в другие отделения.

Как-то одна очень старенькая бабушка не хотела брать наши фрукты, сославшись на то, что о ней заботятся родные, и что лучше отдать их тому, кто более нуждается. Но когда услышала, что дары от храма, сказала:

«От храма – возьму!»

Частенько больные просят принести иконочки. Маленькие, ламинированные, как календарики, иконочки Спасителя, Божией Матери, Целителя Пантелеимона, Матроны Московской и др. пользуются большим спросом. Больные, зажав в руке иконку или положив ее в карман, с молитвой и верой идут на процедуры. Верующий человек, собираясь в больницу, первым делом возьмет с собой иконку, а человек невоцерковленный становится ближе к Богу и вспоминает о Нем только в минуты скорби и болезни. В больнице часто можно встретить «коробейников» продающих иконы и прочие предметы первой необходимости. И нам кажется, что это не совсем правильно продавать иконы в больнице, вот поэтому мы и решили обеспечить своими силами всех нуждающихся совершенно безвозмездно.

Конечно, хорошо в воскресное утро сходить в храм, помолится, приложиться к святыням, получить благословение у батюшки. Ведь наша служба в храме – это наша молитва к Нему о милости всем православным христианам. Но что ты сделал для того, чтобы твоя молитва обрела реальность, воплотилась в жизнь? Наверно, эти посещения больных и является тем самым доказательством твоей преданности Божьему Слову и Христовой Любви, о которой верно сказал апостол Иаков:

«Вера без дел мертва» (Ик.2,20)!